BTKFest

ВИКТОРУ СУДАРУШКИНУ - 75 ЛЕТ

«Театр кукол – театр заостренной мысли. Каждая режиссерская мизансцена – как бы математически точно сформулированная идея. Чтобы при этом не исчезла эмоциональность, необходимо выявить как можно больше зрелищных выразительных средств, которые смогли бы ярко донести идею. И только в концентрации мысли и чувства, формы и содержания может родиться спектакль, отвечающий самым серьезным современным художественным требованиям».

«Актер и кукла. По современным понятиями, это не просто сумма двух категорий – неживой и живой природы, а произведение нового качества. Только важно понять, что сочетание куклы и актера – не самоцель, оно необходимо для создания образа, выявления смысла, подтекста».
Виктор Сударушкин

Мысли режиссера Виктора Борисовича Сударушкина, высказанные им почти полвека назад, поражают логичностью и умным взглядом и, на удивление, злободневно звучат. Когда читаешь о его спектаклях, то возникает ощущение, что временного барьера в 50 лет не существует, и речь идет о современном театре кукол. Недаром некоторые постановки режиссера («Слонёнок», «Сказка про Емелю», «Поросёнок Чок») до сих пор сохраняются в репертуаре БТК.

Сегодня, 2 марта 2011 года, легендарному художественному руководителю Большого театра кукол (1964 – 1986 г.г.) В. Б. Сударушкину исполнилось бы 75 лет. Он прожил совсем немного (умер в канун своего 50-летия), но за 25 лет активной творческой деятельности «успел сделать для отечественного театра так много, что его творческое наследие до сих пор называется “наследием Виктора Сударушкина и самостоятельной кукольной вселенной”» (Олег Сердобольский). Он создал более 50-ти спектаклей, каждый из которых был по-своему уникален. При В.Б. Сударушкине БТК достиг своей наивысшей славы, обрел свое лицо, неслыханный в театре кукол репертуар для взрослых, показал свое искусство в 18 странах мира с оценкой «театральное искусство высочайшего класса».

В этот светлый весенний день хочется вспомнить о Викторе Борисовиче словами тех, кто лично застал ту великую эпоху расцвета театра кукол, в которую (и во многом которую) творил режиссер.

«Если сегодня попросить студентов, даже будущих кукольников, перечислить имена режиссеров отечественного театра кукол середины XX века, - в лучшем случае назовут С.В. Образцова, Е.С. Деммени, М.М. Королева. Сомневаюсь, что кто-либо из молодых вспомнит Виктора Борисовича Сударушкина. Мирская слава недолговечна… Между тем, во многом именно он в переломные шестидесятые годы на сцене Большого театра кукол определил те пути, по которым шло искусство играющих кукол.
Может быть, потому что личностно и творчески не вписывался ни в какие установленные в ту пору рамки, преодолевая и писанные и неписанные правила. Он во всем стремился к независимости – будь то радужные, даже эпатирующие на фоне привычно-унылой серо-сине-коричневой гаммы одежды ширпотреба цвета пиджаков и галстуков, которые он носил, или яркие, насыщенные полнотой бытия спектакли, которые он ставил.
По сути дела, именно Сударушкин способствовал преодолению натуралистического этапа, возвращая театральной кукле ее игрушечно-игровую природу. Так было в спектаклях для детей: «Золушка», «Слоненок», «Неизвестный с хвостом», «Приключения Пифа» и многих других, в которых постановщик смотрел на мир глазами ребёнка и разговаривал с маленькими зрителями на их собственном языке. Так было и в спектаклях для взрослых: «Несусветная комедия», «В 12 часов по ночам», «Похождение бравого солдата Швейка», «До третьих петухов», «Клоп», в которых режиссер смело использовал разнообразные сочетания театральной куклы и актера, применял динамическую декорацию, придавал образную значимость реквизиту на сцене».
Анатолий Кулиш

«Сударушкин в середине 1960-х совершил прорыв к настоящему кукольному театру, хотя этого почти никто не заметил. Разумеется, время способствовало раскрепощению художественных форм, возвращению на сцену условности, но нужна была готовность к новому. […] Прежде всего, Сударушкин вместе с художниками В. Ховралевым, Л. Боровенковой, В. Ховралевой искали образ, метафоры, контрасты. Куклы разных видов, размеров, маски, живой план сменялись в бешеном темпе, происходили жанровые эмоциональные переключения. Сударушкин получил в наследство от Королева прекрасных актеров, но и дал им много.
Кукла в триединстве куклы-маски-человека в отличие от современных режиссеров для него оставалась главенствующей. Постоянно трансформировалось пространство, мы наблюдали за действием то с одного ракурса, то с другого. Его режиссерские опусы были всегда музыкальны. Благодаря Сударушкину на кукольной сцене появился мюзикл. «Мне не интересен традиционный спектакль», - признавался Виктор Борисович. Все художественные средства театра были им задействованы и, конечно, не в ущерб слову.
Это сейчас не удивишь обращением к «Маленьким трагедиям» Пушкина, «Гамлету» Шекспира. А в 1960-х – начале 1970-х Достоевский («Петербургская фантазия»), Маяковский («Клоп»), Шукшин («До третьих петухов») в куклах воспринимались как революция. […] Нынешние молодые более раскованы в своей режиссерской фантазии, чем Сударушкин, начинавший в сложную эпоху. Но, если Руслан Кудашов и его сверстники легко оперируют пространством, светом, всем богатством драматического и кукольного театра, в этом есть заслуга и Виктора Борисовича Сударушкина».
Евгений Соколинский

«Вспоминаю глаза Виктора. Настороженно-пытливые. Поначалу я не мог понять, что означает этот взгляд, а потом мне стало ясно, что это имеет самое непосредственное отношение к его профессии. Куда бы он ни шёл, что бы ни думал, мне кажется, в глубине сознания у него маячила мысль о работе, о режиссерском воплощении, о спектаклях. И смотрел он так потому, что старался выяснить, что его собеседник несет с собой, насколько он может быть ему полезен в его деле. Короче, величайшая целеустремленность – вот что стало мне ясно, в конце концов….»
Святослав Свяцкий

«Судьба его была нелегкой, как судьба каждого настоящего художника, посвятившего себя целиком без остатка своему делу, но даже недоброжелатели не могли не признать его неординарности, с таким азартом, страстью, самоотдачей он творил и придумывал то, что потом с таким блеском показывал публике. […] Какие имена соединялись в афише театра времен Виктора Борисовича Сударушкина! Боккаччо, Т.-М. Плавт, Я. Гашек, М. Зощенко, В. Маяковский, В. Шукшин… Для Сударушкина не было невозможного для постановки материала, как не было времени и сил для собственной жизни. Таких поглощенных своим делом людей природа являет жизни не часто. Он был кукольником от Бога, отдал своему делу все отмеренное ему на земле время и сделал это с талантом и любовью».
Кира Черкасская

При создании виртуальной выставки использованы материалы из книги «Большому театру кукол – 50 лет», а также из буклета «Большому театру кукол – 75 лет».
 

      
© 1931-2017 СПбГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол»